Билеты: 24 октября

Олег Кулик — современный художник, чьи арт-проекты более 20 лет вызывали неоднозначную, но всегда бурную реакцию зрителей. После скандальных перформансов, где Кулик воплощал образ «человека-собаки», его имя долгое время не появлялось в мировой прессе без ярлыков «радикал» и «провокатор».

В спектакле проекта «Человек.doc» Олег Кулик предстает в новом свете. Он раскрывается как человек, окидывающий критическим взглядом свою биографию: без пафоса, без бутафории, без прикрас. Это искренняя попытка поговорить об ошибках и (не)возможности их исправления.

Продолжительность: 1 час 30 минут.

Возраст: 16+

Драматург: Евгений Казачков
Режиссеры: Светлана Иванова-Сергеева, Эдуард Бояков
Актер: Антон Кукушкин

Пресса:

Ярослав Забалуев, «Газета.Ru»
Антон Кукушкин, сыгравший одного из самых известных российских концептуалистов, делает вещь почти невероятную. На полтора часа он не столько превращается в Кулика, сколько впускает его в себя, в финале буквально испуская этот дух и превращаясь в манекен. Он полностью перенял всю мимику и моторику, и даже чешет голову так, будто на ней не растут довольно длинные русые волосы. Эффект даже от степени отождествления с персонажем создается совершенно фантастический, но он еще и усиливается текстом, составленным Евгением Казачковым на основе многих часов интервью. Поставившие спектакль Эдуард Бояков и Светлана Иванова не только предоставляют художнику платформу для высказывания, но и освежают склонный к лишней патетике жанр моноспектакля.

Ольга Уткина, «Афиша»
В рамках проекта «Человек.doc», придуманного режиссером Эдуардом Бояковым, самым сильным впечатлением оказался актер Кукушкин, который сыграл художника Кулика. При том, что более непохожих людей трудно себе представить, сделал он это абсолютно гениально.

Дарья Курдякова, «Независимая газета»
Весь инструментарий актера – голос и жест, весь реквизит спектакля — стул и увесистая кипа текстов. В определенном смысле — с формальных, технических позиций — жест склеивает, цементирует постановку. Показательно, имея в виду, что речь идет о художнике перформанса. Вот Кулик стучит по барабану, вот отмахивается от девицы, вот он спешит за просветлением, а ему свыше голос и рука: «Отвали, моя черешня», и отмахнулась от него. Отличный, повторенный несколько раз гег — зал смеется. Вообще в «Игре…» много удовольствия от точно найденных речевых конструкций — начиная с пресловутой черешни до фразочек вроде «Нужно выключить механизм самообаяния» или «Вываливаю на Валю». Коротко, емко, хлестко. Да, а жест отвергающий в конце становится принимающим — именно через игру на барабанах. Круг замыкается.